четверг, 12 марта 2020 г.

עדלאידע: מנהג עממי נחמד או התעוללות במסורת ישראל?


השבוע של פורים גדוש בישראל בארועים שונים. דבר ראשון נזכיר את החגיגות בבתי הספר. כל משפחה שיש לה ילד בגיל בית ספר מתכוננת היטב, הילד צריך תחפושת, שנונה ומקורית. המשפחה המורחבת מתאספת לוועדה, דנים ומתווכחים, עד שמחליטים - ואז נרתמים לעשייה… בסוף הילד מקבל תחפושת מקורית מאוד, אך בלתי אפשרית לתזוזה וישיבה בכיתה…
יש גם אופציה לקנות תחפושת מוכנה. זה לעצלנים. אבל בסדר, העיקר שהילד לא יתבייש. יש גם מהמבוגרים שמתחפשים. בקיצור התחפושת היא החלק האינטגרלי של החג, ואולי אפילו קצת מסתיר את ה״ממים״ - מקרא מגילה, משלוח מנות ומתנות לאביונים.
אבל נשאלת השאלה: מה המקור של הרעיון? האם יש קשר בינו לבין מסורת ישראל?
לא במשנה ותלמוד, וגם לא בספרי "גאונים" ו"ראשונים", לא נזכר המנהג להתחפש בפורים. האזכור הראשון של המנהג אנו פוגשים במאה ה-14 (זמן קצר לאחר שקרנבל התחפושות הפך למסורת בוונציה הנוצרית), בכתבי הרב והבלשן קלונימוס בר קלונימוס, שחי תקופה מסוימת באיטליה. החכם כתב כמה יצירות בהם הוא מבקר את בני דורו באופן סאטירי, בפרט על התנהגות בלתי הולמת בפורים: "כי ישתגעו וכי יתהוללו... זה ילבש שמלת אשה... וזה יתחקה כאחד הריקים..." הוא מזכיר נוהל פסול לערוך מסיבות מעורבות - גברים עם נשים, המאופיינות בשתיית יין מופרזת. אבל חיבוריו הסאטיריים כתובים כ"מצדיקים" התנהגות כזאת, לכן הרבה רבנים בדורות הבאים אסרו ללמדם.
חלף מאה שנה בלבד והמנהג, ככל הנראה, "נטבע" לגמרי במנטליות של יהודי איטליה. הרב יהודה מינץ (המאה ה-15, פדובה - עיר ליד ונציה) מציין בכתביו כי בני דורו בפורים נהגו לחבוש מסכות ולשנות את הלבוש - גברים לבשו בגדי נשים ונשים בגדי גברים, למרות שהדבר אסור על פי התורה. הוא כותב במבוכה, שחכמי התורה והצדיקים רואים "את בניהם ובנותיהם, חתניהם וכלותיהם לובשין אותן פרצופין ושינו בגדיהם מבגדי איש לבגדי אשה וכן להיפך", ולא מוחים על כך. מזה הוא מגיע למסקנה שכנראה יש להם טיעון שזה מותר. בהתבסס על דבריו, הרמ׳׳א (המאה ה-16) פוסק שזה מותר.
יש אומרים שהבעש׳׳ט (המייסד האגדי של תנועת החסידות) הסביר זאת כך: בפורים יש מצווה להרבות בתרומות לעניים, ויש להקפיד על כך שמי שמבקש נדבה לא יחווה השפלה. לשם כך, הכרחי שהנותן לא יידע למי הוא נותן, והלוקח לא יידע ממי הוא מקבל (רעיון זה קיים בתלמוד ובספרי הפוסקים). לפיכך, הדבר המתבקש הוא לשנות את המלבוש ולשים מסכה. חיזוק מסוים לתיאוריה של ה"מוצא יהודי" של מנהג זה נותנת העלילה של מגילת אסתר. לאורך כל המגילה האנשים מחליפים תפקידים: הנערה הצנועה הדסה הופכת למלכת אסתר, מרדכי מחליף שק לבגדי מלכות, ואילו המן רב-הכוח נתלה על העץ. אבל כל זה, כמו שאמרנו, הוא "תירוצים" רטרואקטיביים עקיפים למנהג שכבר קם (וכמובן לא מסבירים את ההשתוללות ועבירות על גופי התורה).
החוקרים המודרניים ורבנים גדולים מסתפקים האם למנהג התחפושות בפורים יש שורשים יהודיים. כך, אחד מגדולי הדור של העדה הספרדית בזמנינו, הרב מאיר מזוז, טוען כי רעיון הקרנבל הושאל על ידי יהודי אירופה מעמים שכנים, שביניהם נהוג היה לחגוג חגים אליליים בתקופה העתיקה במצעדים של קרנבל ("ווקכנליות", "פנאתונאות"), ומאוחר יותר - חגים נוצריים (הקרנבל הוונציאני, שנערך כ-40 יום לפני "פסח" הנוצרי, בסמוך לפורים). תהלוכות מחופשות עם הגוון התיאולוגי נערכו בכל רחבי אירופה וברוסיה בימי הביניים. ונראה שליהודי המזרח המוסלמי לא היה מושג לגבי "מנהג יהודי" זה עד שמצאו עצמם בישראל המודרנית.
אז כיצד קם והתפשט מנהג זה בארץ הקודש?
אומרים שה״אשמה״ בזאת היא להקת הנוער ״Hevre Trask״ ואחד ממארגניה, השחקן והמורה לאמנות אברהם אלדמע (שם בדוי יצירתי שפירושו "אין דמעות", כלומר ״שמחה״. שמו האמיתי - אייזנשטיין). בשנת 1912, כ-2.5 שנים לאחר הכרזה הרשמית על הקמת העיר תל אביב, ארגנה הלהקה בראשות אלדמע, שהצהירה על מטרתה "להביא שמחה לליבם של תושבי תל אביב", תהלוכת קרנבל בפורים בתלבושות פרובוקטיביות ומצחיקות. בתהלוכה השתתפו מאות ילדים מחופשים לגיבורי מגילת אסתר ולא רק. המשתתפים צעדו לצלילי התזמורת, נשאו בובות ענק וצהלו.
הרעיון צבר פופולריות והפך מיד ל"מסורת" של העיר החדשה. אז תהלוכת הפורים נקראה בפשטות "קרנבל", והייתה לפחות קשורה לפורים, מגילת אסתר והאידיאולוגיה היהודית, למרות שהייתה דומה יותר להשתוללות של תלמידי בית הספר שברחו מהשיעור. אבל בשנות העשרים חל שינוי. לארץ ישראל חזר ברוך אגדתי (קאושנסקי) - רקדן וכוריאוגרף מפורסם, לימים "אביו" של הקולנוע הישראלי. הוא לקח לידיו המקצועיות את הפקת אירועי הפורים בתל אביב, ולא הסתיר כי הקרנבלים הוונציאנים המפורסמים, המבוססים על מסורות נוצריות ופגאניות, משמשים לו השראה עבורם. הוא כינה את ההפקות שלו "נשפים" ובנה אותם על בסיס הופעות של להקות רקדנים והרכבים כוריאוגרפיים. ההופעות היו רווחיות מאוד, כך שה״Hevre Trask״, שעדיין ניסו להתחרות עם אגדתי, אף האשימו אותו בהתמסחרות. אגדתי תבע אותם בבית המשפט המנדטורי על העלבון וזכה במשפט.
אגדתי לא הסתפק בהצלחה של תהלוכות הקרנבל וארגן את "תחרות היופי" הראשונה בתולדות ארץ הקודש שנקראה בשם "מלכת אסתר". חגיגת הפורים בתל אביב הפכה באופן סופי לההפך הגמור מהמסורת היהודית.
החל משנות ה-30 לתהלוכת הקרנבל בתל אביב כבר לא היה שום קשר לפורים, למעט היום בו נערכה. עיריית תל אביב פירסמה מידי שנה את "נושא" התהלוכה, לפיו היו אמורים להתחפש ולהכין תוכניות. בין הנושאים - "הישגי היישוב", "המצב בעולם" וכו׳. העירייה השתדלה להשליט את הסדר וההגינות, נאסרו נפצים ותחפושות הפוגעות באוכלוסיות מסוימות, אבל כל זה עלה מעת לעת והשאיר את הרושם.
בשנת 1932 הוכרזה תחרות על שם הקרנבל שכבר הפך למסורתי. זכתה הצעתו של הסופר יצחק דב ברקוביץ ' - "עדלאידע", המבוססת על דברי התלמוד בנוגע לפורים: "עד דלא ידע", כלומר "עד שתפסיק להבדיל" בין הקללה לרשע המן והברכה לצדיק מרדכי. עם זאת, ברור לכל כי שם זה נבחר אולי ביתר שאת מסיבה אחרת: מדמיונו הדיקדוקי למילה עם סיומת היונית ״-יאדה״ שמשמעותה ״אירוע ציבורי הניתן לציפייה״ כגון במילה ״אולימפיאדה״. המכבים שוב הפסידו בבושת פנים לתרבות היוונית במדינה היהודית החדשה (ההפסד הראשון היה הקמת להקות ספורט בשם ״מכבי״).
בסוף שנות ה-60 הועברה "העדלאידע המרכזית של המדינה" לעיר חולון. שם היא עדיין מתקיימת מידי שנה בצורה מהוגנת יחסית של מסיבת הילדים, אם כי אין לה קשר לפורים. (השנה בוטלה התהלוכה עקב התפרצות וירוס הקורונה). ובתל אביב, החל משנת 2010, מתרחשת תהלוכת קרנבל אחרת, גם היא על פי איזושהי גחמת ההגיון מתוזמנת לפורים. זו "תהלוכת הזומבים" ("Zombie Walk", כמו שמכנים אותה, בצורה אופיינית, דווקא באנגלית ולא בעברית, המעריצים). עבור הדור המבוגר, המילה "זומבי" קשורה בעיקר לאדם שמבצע באופן עיוור את רצונו של מישהו אחר. אבל בסלנג הנוער המודרני, זומבים הם יצורים פנטסטיים מסוג ה״על-מת״, מתים מהלכים שניזונים מבשר אנשים חיים, דמות פופולרית בסרטי אימה. מקור ל"פולחן הזומבים" בעבודה זרה קלאסית, אמונת ה"וודו" הנפוצה באיים הקאריביים ובין השבטים האפריקניים. בקרב הנוער התל אביבי, דמות הזומבי פופולרית ביותר, ותהלוכותיהם השנתיות של צעירים וצעירות מחופשים למתים מאיימים, ״מדממים״ ומעוותים, אוספים אלפי משתתפים.
כך, תוך פחות ממאה שנה, תהלוכת הפורים ה"תמימה" בתל אביב התפתחה ממצגת התחפושות בנושא של מגילת אסתר לאורגיה דמוי-אלילית חסרת בלמים, שלא קשורה לא רק למסורת היהודית, אלא גם לתרבות האירופית. תמונות מה"אירוע התרבות" הזה גורמות להתקף בחילה. הקהל החסר צלם אנוש (תרתי משמע) נע לאורך הרחובות המרכזיים של העיר ברעש נורא. מצלמות נלחצות מהצד - "הפנים של ישראל" בוודאי יוצגו בבלוגים ובדפי הפייסבוק של תיירים רבים ... על רקע זה נראה אפילו מיותר לציין שהם עורכים את האורגיה דווקא בשבת, גם אם יום הפורים (שהוא יום חופשה בישראל) חל בימי חול (כמו עכשיו). הזומבי הנטול זיכרון לאומי, וגם הזיכרון הקולקטיבי של הציוויליזציה, כובש את הארץ...
ה"עדלאידע", לפחות בגירסתה התל-אביבית, הפכה להתגלמות קלאסית או אפילו לאפוטאוזה של מה שמכונה "התרבות הישראלית המודרנית" - זו שמסוגלת להכניס לעיני הצופים את דגל המולדת לפי הטבעת או להציג את ראש הממשלה בתמונת תערוכה על רקע חבל התלייה. כמו שאמרו חכמינו, אם העם היהודי נופל, הוא נופל עד הסוף. השאלה היחידה היא האם הוא ימצא את הכוח לעלות ...

четверг, 9 января 2020 г.

Искупление правосудием


В последние дни уходящего 2019 года в Израиле была зарегистрирована новая политическая партия, которая намерена принять участие в перевыборах в Кнессет, назначенных на 2 марта.
Создатель партии - доктор Лариса Амир (Трембовлер), уже 20 лет почти в одиночку сражающаяся за признание невиновным своего супруга, Игаля Амира, в убийстве премьер-министра Израиля Ицхака Рабина на митинге в Тель-Авиве 4 ноября 1995 года.
Игаль Амир не отрицает, что совершил преднамеренное покушение на премьер-министра. Однако в том, что Рабин погиб именно от его пули, есть сомнения, основанные на нестыковках в доказательной базе и непринятии следствием к рассмотрению иных версий события. Игаля Амира приговорили к пожизненному заключению в тяжелейших условиях, каких не "удостаивается" самый опасный рецидивист и террорист (24 года в одиночной камере, из них 11 лет - в каменном мешке без окна и даже без соседей за стенкой; отказы в свиданиях с близкими, лишение связи с внешним миром и проч.). Подобные условия содержания заключенного во всем цивилизованном мире признаны пыткой и запрещены, потому что их очевидная цель - сломить психику заключенного и укоротить его жизнь.
В дополнение к этому, в декабре 2001 года по инициативе партии МЕРЕЦ был принят специальный персонализированный закон, фактически запрещающий президенту страны давать помилование (то есть сокращение срока) "убийцам глав правительств", в отличие от любых других преступников, отбывающих пожизненное заключение. Разумеется, никто никогда не отрицал, включая инициаторов закона, что он направлен против одного-единственного человека - Игаля Амира; в обществе он так и называется - "Закон Игаля Амира". Таким образом, закон общепризнанно предвзят и антидемократичен, и тем не менее за почти 20 лет ни один политик не высказался за его отмену.
Увы, ситуация вокруг Игаля Амира - не "личная проблема" данного заключенного и его семьи. Ситуация, при которой в демократической стране человек, в чьей виновности есть не голословные сомнения, заключен пожизненно в тюрьму в нечеловеческих по жестокости условиях, а опаснейшие террористы-рецидивисты, осужденные на несколько пожизненных сроков за убийство многих людей, защищают в тюрьме академические степени израильских университетов и получают досрочное освобождение (пример - Самир Кунтар, разбивший прикладом голову 4-летней девочке после того, как застрелил ее отца; этот подонок, получив в израильской тюрьме первую степень по социологии, был амнистирован в 2008 г. президентом Шимоном Пересом) - эта ситуация касается непосредственно каждого израильского гражданина. Нам фактически диктуют, кого панически бояться, а с кем дружить и вести диалог, утирая кровавые сопли. Нас убеждают в том, что документы и свидетельства ничего не значат в глазах следствия, а самообвинение отменяет презумпцию невиновности. Нам предлагают на многомесячное "обсасывание" раздутые из ничего "дела" одних политиков и отказывают в расследовании против других политиков, вызывающих серьезные подкрепленные фактами подозрения. Эта ситуация невыносима, и многие не намерены ее терпеть.
Как это часто случалось в истории еврейского народа, в ситуации, когда "сильная половина" нашего народа занята глубокой самообороной и депрессивными поисками виноватого, за дело берется слабая женщина.
Лариса Амир осознает, что ее шансы пройти в кнессет невелики, и ставит основной целью выхода на политическую арену своей партии снятие "табу" на публичное обсуждение темы убийства премьер-министра Рабина и "особого отношения" к заключенному Игалю Амиру. Неготовность властей к диалогу по "делу" Амира невольно наводит на мысль о тайне, настолько страшной для определенных кругов, что малейшая попытка публично затронуть эту тему вызывает у них настоящую истерику, а имя Игаля Амира если и упоминается, то исключительно с эпитетом "а-роцэех а-метуав" ("гнусный убийца" - как будто все остальные убийцы, в том числе убийцы младенцев и беременных женщин, не могут сравниться с ним в гнусности). Но любая тайна рано или поздно начинает интересовать широкую общественность, особенно если за ней тянутся, как щупальца, последствия, имеющие прямое отношение к событиям наших дней.
В ситуации, когда популярный израильский профессор с международным именем, Мордехай Кейдар, чуть не лишился кафедры за одно только публично высказанное сомнение в виновности Игаля Амира, поступок Ларисы достоин награды за социальное мужество.
Как уже было отмечено, Лариса и ее соратники не ставят своей целью любой ценой попасть в кнессет. Партия "Мишпат цедек" ("Справедливый суд"), которую они создали, в первую очередь намерена повлиять на общественный дискурс, вынести на повестку дня вопросы и проблемы, которые другими политиками, даже очень правыми, до сих пор рассматривались в лучшем случае как второстепенные или вспомогательные.
В последнее время, особенно с началом эпопеи перевыборов, чувство, которое ведет многих израильтян на избирательные участки - это ненависть. Ненависть к Биби, ненависть к "харедим", ненависть к поселенцам, ненависть евреев к арабам и арабов к евреям. Ненависть зашкаливает в социальных сетях, люди готовы идти на жертвы, на отказ от своих интересов, только чтобы сделать хуже другим. Такого кошмара израильское общество не переживало, кажется, со времен Камцы и Бар Камцы (герои истории из Талмуда, о которой сказали наши мудрецы, что "из-за беспричинной ненависти был разрушен Второй Храм"). Но люди не могут долго жить в ненависти. Им хочется позитивного посыла. Они хотят продвигать политиков, которые не станут тратить 90% эфирного времени на ругню и обвинения оппонентов. Таким политиком может стать Лариса Амир, которой не движет стремление кого-то "прижать к ногтю", получить от общего пирога кусок, отнятый у других. Она выражает интересы абсолютно всех граждан страны - правых и левых, религиозных и светских, евреев и арабов. Справедливость и нелицеприятность правоохранительных органов, равенство всех граждан перед законом нужны всем гражданам, без этого общество просто не может существовать.
* * *
Верховный суд и подчиненная ему разветвленная система судебно-исполнительных органов в еврейском народе существовали всегда, со времен Исхода из Египта. Во времена Второго Храма он носил эллинизированное название Синедрион (Санедрин), незадолго до этого - Великое Собрание, а еще раньше назывался просто Суд (а его глава, соответственно - Судья). В некоторые периоды Верховный суд сочетал в себе законодательную, исполнительную и судебную власть, в другие периоды делегировал часть этих полномочий царю, полководцу или пророку.
Так вот: проблемы и катастрофы в еврейском народе происходили не тогда, когда Верховный суд сосредотачивал в своих руках слишком много власти, а тогда, когда он переставал быть на страже общественной справедливости.
Например, когда в конце эпохи Первого Храма царь Йеояким нанял рабочих для строительства своего дворца и отказался платить им за работу, а при царе Цидкии освобожденных было еврейских рабов снова закабалили в рабство, и в обоих случаях Верховный суд не наказал виновных и не предпринял ничего для восстановления справедливости - пророки сказали, что это переполнило чашу гнева Б-га и стало причиной разушения еврейского государства и Храма.
А в эпоху Второго Храма произошла уже упомянутая история с Камцой и Бар Камцой, в которой Санедрин сначала отказался вмешаться, когда публично оскорбляли человека, потом отказался примерно наказать провокатора и предателя, результатом чего стала военная экспансия Рима, разрушение Иерусалима и Храма.
Евреи - народ Закона (Торы), и справедливый суд - хребет нашей нации. "Сион судом будет искуплен, и вернувшиеся его - справедливостью" (Ишайя 1:27).

среда, 3 апреля 2019 г.

Почему я против легализации марихуаны


Написать эту статью меня подвигла переписка в Фейсбуке. Уважаемый мною человек рекламировал партию "Зеут" и утверждал, что только легализация легких наркотиков спасет Израиль от тотального отравления синтетическими и ядовитыми наркотическими препаратами. Оставив в стороне ехидный вопросик с подтекстом - а с чего бы это целому поколению израильтян вдруг захотелось погрузиться в наркотический дурман?.. - постаралась дискутировать по существу заданной темы. Позже додумала более концептуальные аргументы. Так получилась эта статья.

Для начала:

Правда о странах, в которых якобы разрешены легкие наркотики

Основной аргумент сторонников легализации - то, что "во многих развитых странах легкие наркотики разрешены, и ничего плохого не происходит". Посмотрим, правда ли это.

Большинство примеров из этой области, приводимых любителями каннабиса - мягко говоря, введение в заблуждение легковерных слушателей. Первой страной, которая легализовала легкие наркотики, был Уругвай, и произошло это в декабре 2013 года - всего 5 лет назад. В социологии 5 лет - это ничтожный срок, совершенно непригодный для того, чтобы делать какие-либо выводы о позитивности или негативности некоего общественно значимого изменения.

В Канаде и некоторых штатах США, которые также любят приводить в пример, законы о легализации были приняты еще позже: Колорадо - 2014 г., Невада - 2017 г., Калифорния - 2018 г., Канада - 2018 г. То есть, даже минимальное представление о годовых результатах свободной продажи наркотиков аналитиками еще не получено (зафиксирован только ажиотажный спрос, с которым не справляются поставщики - судя по всему, на наркотики "набросились" многие из тех, кто раньше их употреблять не собирался). Во многих штатах США каннабис разрешен в медицинских целях (как, впрочем, и в Израиле), но это не имеет никакого отношения к легализации.

В Голландии, которую мне лично приводили в пример как страну, в которой легализованы легкие наркотики, на самом деле продажа, хранение и изготовление (или импорт) любых наркотиков запрещены и преследуются законом. Страна лишь проводит "политику терпимости" по отношению к самим курильщикам, не наказывая за употребление наркотиков и справедливо считая, что потребление наркотиков - не уголовщина, а медицинская проблема (как, например, тяга к калорийным блюдам у людей, страдающих ожирением). Но к тем, кто провоцирует этих бедолаг, никакой терпимости нет.

Еще одна страна (точнее штат), которую мне приводили в пример как "счастливую империю каннабиса" - это Гоа в Индии. И снова ложь. В Индии, на всей ее территории, продажа и употребление наркотиков (любых) совершенно запрещены и уголовно преследуются. Но в туристическом Гоа творится беспредел, и там действительно можно свободно купить каннабис и его производные, но не только: тяжелыми и синтетическими наркотиками там тоже приторговывают. Причем небольшое "путешествие" по сайтам турагентств, предоставляющих услуги в Гоа, даст такие предупреждения: "Не покупайте у местных продукты из конопли, потому что торговцы часто сами не знают, что они продают", "Наркотический транс туристов может быть использован для ограбления" и пр.

Вывод: активно распространяемые сторонниками легализации легенды о "не создавшем никаких социальных проблем разрешении каннабиса в целом ряде передовых стран" - в лучшем случае, не проверенные временем, в худшем случае - ложные данные.

А теперь по существу проблемы.

Достижение тактических целей ценой разрушения стратегической базы

Представьте себе школу, в которой для улучшения посещаемости уроков математики и английского детишкам разрешили… прогуливать уроки литературы. Дескать, если ученики прогуляют пару раз литературу, от которой мало толка для будущей карьеры (да простят меня товарищи по профессии…) - у них будет меньше желания прогуливать действительно серьезные предметы.

Возможно, администрация школы на самом деле добьется каких-то успехов в поставленной задаче в краткосрочной перспективе. То есть, количество прогулов серьезных предметов в процентном отношении временно уменьшится. Но, во-первых, этот эффект обязательно будет временным, пока прогулы литературы не станут привычными и "неинтересными", не несущими в себе элемента авантюры и "запретного плода", который сладок. А во-вторых, что гораздо хуже - у этой "пирровой победы" будет очень неприятный побочный эффект.

Дело в том, что школьная дисциплина - один из ключевых факторов успеваемости учеников в частности и формирования их эмоциональной зрелости в общем. Это включает умение держать себя в руках, ставить себе и решать задачи, держать тайминг и пр. Все эти навыки критически важны для взрослой жизни - и не только для карьеры. Прорубив брешь в школьной дисциплине, даже в отношении "не очень важных" предметов, препсостав подрубил весь "сук", на котором держится результативность его многолетнего труда. Дети, приученные к безответственности в одной области, обязательно применят полученный "урок" к другим областям учебы и жизни, и только дело времени, когда мы будем иметь перед собой пару десятков разрушенных личностей.

Какое все это имеет отношение к каннабису?

Самое прямое. Разрешая легкие наркотики, мы приучаем людей к мысли, что "косячить" вместо того, чтобы заниматься чем-то продуктивным - духовно или физически развиваться, воспитывать детей, трудиться на благо семьи и общества - это норма. Не постыдная временная слабость, от которой сознательный человек поспешит отряхнуться, а законодательно закрепленная норма! Пройдет очень короткое (в исторической перспективе) время - может быть, одно-два поколения - и мы получим общество инфантильных эгоистов, которое не в состоянии создать ничего, что выходит за рамки его сиюминутных потребностей. Такое общество, разумеется, долго не протянет.

Историческая справка. Еще в XIX - начале XX века в США широко использовали каннабис в медицинских целях (лечение мигрени, язвы желудка и пр.). Практически никому не приходило в голову курить его "для кайфа": деловая и энергичная атмосфера молодых США просто "не вмещала" этого нарратива. С психотропными свойствами конопли США познакомились благодаря мексиканским иммигрантам, и первой прослойкой американцев, подхватившей новшество, были джазовые музыканты (афроамериканцы). И уже в начале 30-х годов ситуация стала настолько невыносимой, что общественные организации забили тревогу и Конгресс США был вынужден фактически запретить торговлю марихуаной (информация из Википедии). Мы видим, что запрет был введен не из мракобесия, а благодаря осознанию того, что массовое употребление каннабиса изменяет нацию.

Эффект Газы, или Сдача позиций приводит к расширению радиуса действия вражеских ракет

Еще одна иллюстрация. Представьте себе, что в некоей области по центральной дороге разрешено ездить со скоростью максимум 120 км. ч. Разумеется, очень многие не придерживаются этого ограничения и "гоняют" на 130 и более км. ч. Некоторые из них попадаются гаишникам, платят штраф, и это сдерживает остальных.

И вот администрация области выносит вердикт: "Нам известно, что многие граждане нарушают закон об ограничении скорости, и мы не хотим, чтобы значительная часть населения чувствовали себя преступниками. Поэтому с завтрашнего дня поездка на скорости 130 - 145 км. ч. войдет в понятие нормы. Но тот, кто ездит со скоростью 150 км. ч., ответит по всей строгости закона!"

Как вы думаете, что произойдет через пару дней после вступления в силу этого вердикта?

Совершенно верно: те законопослушные граждане, которые ездили со скоростью 120 км. ч., перейдут на 130-145; а те, кто гонял с превышением скорости, станут ездить на 150 и более. Отвечая по всей строгости закона (до его очередной "коррекции").

Это именно то, что произойдет после легализации легких наркотиков.

В человеке есть аспект личности, который наши мудрецы называли "дурное начало". По сути, это естественное стремление любой организованной материи капитулировать перед энтропией (необратимым рассеиванием энергии, гибелью). По-русски это называют "скатывание по наклонной плоскости". А на иврите - "ба ли" ("хочу и все тут!").

"Дурное начало" уравновешено "хорошим началом" - стремлением к развитию, структурированию, созиданию. Вне человека и ту, и другую роль выполняют заложенные в мире Творцом законы природы. В человеке это - части личности ("хорошее начало" - собственно личность, ее бессмертный компонент; "дурное начало" - как бы ее тень и антипод).

Наши мудрецы объяснили, что человек должен все время стараться развивать и лелеять в себе "хорошее начало". Потому что это - трудно. Это требует вложения сил, времени и других ресурсов, как подъем в гору. Награда за эти усилия - увеличение масштаба личности (как увеличивается кругозор того, кто поднимается к вершине). Но как только человек перестает вкладывать в развитие "хорошего начала", уступает тяге к энтропии - последняя побеждает, начинает "поглощать территорию", приобретая все больше инерции. Уступка тянет за собой уступку. Личность теряет масштаб, становится мизерной и никчемной; на каком-то этапе она уже полностью "простреливается" дурным началом и ни на что не способна.

Использование любых наркотиков (для кайфа, а не для медицинских целей) - это именно такая уступка "дурному началу", причем очень глобальная (вне зависимости от того, наносится ли при этом физический вред организму). Когда это позволяют себе отдельные люди, это их личное дело. Но объявлять это государственной доктриной, организовывать точки продажи, лицензировать производителей - это предательство нации, не менее постыдное, чем отдача земельных территорий.

вторник, 29 января 2019 г.

"В те дни, в это время…"

Эту круглую дату вряд ли будут широко отмечать. Тем не менее, она достойна упоминания и анализа. 70 лет назад, 25 января (24 тевета) 1949 года, в Израиле состоялись первые в истории еврейского народа всеобщие демократические выборы. Впервые после двухтысячелетнего изгнания еврейский народ сформировал свой законодательный орган и правительство на Святой Земле.


Вот как описывает свои ощущения в этот день рядовой гражданин новоиспеченного еврейского государства - рав Моше Екутиэль Альперт, "харедимный" раввин и преподаватель ешивы, "мухтар" (должность духовного лидера, сохранившаяся со времен власти турок) нескольких иерусалимских районов:


"Мы встали в 5.35 утра… и надели субботние одежды в честь этого великого и святого дня… Весь путь до избирательного участка я шел, как в праздник Симхат Тора, танцуя с Торой - ведь в моем кармане было настоящее Удостоверение личности еврейского государства! ...И вот наступил самый святой момент в моей жизни - момент, которого не удостоился ни мой отец, ни мой дед. Я произнес благословение "...давший нам дожить до этого времени" и опустил в урну конверт. Какое счастье, какой праздник!"


Сейчас мы находимся в другой исторической вехе, и перед нами - выборы в Кнессет 21-го созыва. Похоже, большинство из нас пойдут на этот раз на избирательный участок с другими ощущениями. Что произошло за эти 70 лет? Как изменился высший законодательный орган страны, да и мы сами? Может быть, рассказ о первых выборах прольет свет на эти вопросы.


Немного истории


В Декларации Независимости было сказано, что не позже 1 октября 1948 г. будет избрано путем всеобщих демократических выборов Учредительное собрание, которое разработает Конституцию страны и назначит выборы в парламент. Но шла Война за независимость, и в октябре приступить к выборам не представилось возможным. Они состоялись в январе, когда на фронтах наступило затишье. Будучи избранным, Учредительное собрание на одном из своих первых заседаний (16 февраля) приняло Закон переходного периода, на основании которого переименовало себя в Кнессет и взяло на себя полномочия парламента.


Почему в парламенте оказалось 120 мест - ровно столько, сколько было в Великом собрании мудрецов и пророков на момент возвращения еврейского народа из Вавилонского изгнания? Историки считают, что это чистая случайность. Разные политики предлагали разные цифры народных избранников - от 70-80 до 171 члена парламента. У каждого из предложений были веские обоснования. И д-р Зерах Вархафтиг, известный юрист и один из лидеров партии "А-поэль а-мизрахи" (позже - "Мафдаль"), предложил округлить до 120. Но мы знаем, что случайностей не бывает. И еще раз это проявилось в том, что по результатам выборов прошли в парламент ровно 12 списков - как сказал тогда один из новоиспеченных депутатов Залман Рубашов, более известный как Залман Шазар - "по числу колен Израиля". (Юмор ситуации заключался в том, что один из списков был арабским).


Еще одна интересная особенность тех выборов заключалась в том, что накануне выборов никто не знал, сколько на самом деле в новоиспеченном государстве граждан, имеющих право голоса. Непрерывно прибывали новые репатрианты, бежали из страны арабы, люди гибли на фронтах. 8 ноября 1948 г., за 2,5 месяца до выборов, "переходное правительство" организовало всеобщую перепись населения, чтобы составить списки избирателей. Но как переписать население при таком балагане, в военное время, да еще без компьютеров?..


Проблему решили… при помощи комендантского часа, который длился 7 часов на территории всей страны. На протяжении этого времени людям было запрещено покидать дома, и переписчики ходили от двери к двери и записывали в "книгу избирателей" всех совершеннолетних, кого застали на месте. Соответственно, кого не застали - тот не получил права голоса. Так, например, лишенным избирательного права на тех первых выборах оказался министр иностранных дел "переходного правительства", в будущем - второй премьер-министр Израиля Моше Шарет, который на момент переписи был в заграничной командировке.


Партии и списки: "левые"


Политическая ситуация в Израиле на тот момент, с одной стороны, очень сильно отличалась от нынешней, но с другой - была разительно похожа. Объясним этот парадокс.


Главное отличие было в том, что политический спектр был гораздо более левым. По сути, избирателям предлагалось выбрать между умеренно-левыми "прагматичными" социалистами Бен-Гуриона (МАПАЙ) и ультра-левыми просоветскими социалистами (МАПАМ). При этом у людей Бен-Гуриона был большой опыт руководства "ишувом", а у людей МАПАМа - почти все ключевые посты в армии, которая с учетом идущей войны имела огромное влияние. И то, что жители страны в этих условиях отдали явное предпочтение умеренным левым, видимо, определило глобальную тенденцию в израильском обществе - постепенный разворот "вправо", к своим корням и к рыночной экономике.


В итоге список Бен-Гуриона получил 46 мест в парламенте - рекордная сила в истории израильского парламентаризма. МАПАМ оказался второй силой в Кнессете с 19-ю мандатами. (Сравним с нынешними результатами опросов, по которым наследник МАПАЯ, партия "Авода", получает менее 10 мандатов, а наследник МАПАМа, партия "Мерец", находится на грани электорального барьера с 4-5 мандатами).


На крайне-левом фланге была партия коммунистов-глобализаторов МАКИ (нынешний ХАДАШ) с 4 мандатами. Интересно, что она до сих пор сохранила свою электоральную силу примерно на том же уровне. И так же интересно - за счет какого электората. Если в первом парламенте партия была представлена четырьмя депутатами, из которых только один был арабом, то сейчас партия ХАДАШ представлена пятью депутатами, из которых только один - еврей. И закономерно, что эта партия вошла в блок "Объединенный арабский список".


А схожесть политической ситуации была в тех вызовах, которые ставила парламенту еврейской страны действительность. Как и сейчас и на всем протяжении нашей недолгой истории, главной проблемой была безопасность. Две крупнейшие партии предлагали кардинально разные решения этой проблемы. МАПАЙ ратовал за мирные переговоры и раздел Земли Израиля на основе линии прекращения огня, тогда как МАПАМ требовал продолжения войны до победного конца и завоевания всей территории Западного берега Иордана - но для чего? Чтобы затем образовать на отвоеванных территориях "два государства для двух народов" или двунациональное государство! Поразительно напоминает нынешние теории "территории в обмен на мир" и "одностороннего размежевания". Нет нового под солнцем.


"Правые"


"Херут", ведущая партия правого лагеря под руководством Менахема Бегина, объединившая в основном выходцев из ЭЦЕЛЬ, ставила перед страной, на первый взгляд, ту же задачу, что и ультралевый МАПАМ - завоевание всей Земли Израиля, от моря до Иордана. И даже - больше: помните слова знаменитого гимна сторонников Бегина - "Два берега у Иордана, этот наш, и этот тоже"?


Но, разумеется, с кардинально другой целью. Вот некоторые слова Декларации, которую должен был произносить каждый человек, вступающий в ряды партии "Херут":


"Наша миссия и принципы: освобождение всей Родины, сосредоточение в ней всего нашего народа, реализация им своего суверенитета и развитие им своих культурных особенностей... Движение "Херут" стремится укоренить вечные ценности Торы Израиля в жизни народа… Движение "Херут" будет бороться за разделение между властью и источниками заработка, против трестов и монополий, за развитие личной инициативы, за абсорбцию репатриантов, укрепление страны и повышение уровня жизни…"


В первом парламенте партия "Херут" получила 14 мандатов, но разумеется, в коалицию ее не взяли: Бен-Гурион придерживался принципа - "править без ревизионистов и коммунистов", считая и тех, и этих безнадежными экстремистами и маргиналами. И на следующих выборах, в 1951-м году, казалось бы, это клише получило подтверждение. В то время как все прочие партии сосредоточили свои предвыборные программы на решении острейших экономических проблем и приеме массовой алии, "Херут" продолжал уныло бубнить о великой роли ЭЦЕЛя и о захвате всей территории Земли Израиля. А люди хотели кушать! Поэтому "Херут" "прокатили" - ему досталось только 8 мандатов. К следующим, третьим выборам "Херут" сделал выводы, перестал делать ставку на ветеранов ЭЦЕЛЬ и развернулся в сторону новых слоев электората - репатриантов и выходцев из восточных общин. Он вернул себе 15 мандатов, и с тех пор его электоральная сила уже не уменьшалась.


Интересно, что "Херут" (нынешний "Ликуд", после объединения с либералами в 65 г.) оказался уникальной партией, которая умудрилась в глубокой оппозиции, от каденции к каденции на протяжении многих лет наращивать свою силу - вплоть до 48 мандатов (!) в 81-м году, когда Бегин был уже у власти и даже успел подписать мирный договор с Египтом. Но именно после этого что-то произошло. В 83-м году, после Первой Ливанской войны, Бегин ушел в отставку, никому не объясняя причин. И уже на следующих выборах (84) электоральная сила "Ликуда" стала падать, и вскоре "правых" сменили у руля "левые" (хотя и не надолго).


Можно предположить, что причиной перелома стал идеологический крах лично Бегина и всего "здания" светского еврейского либерального государства, которое он строил. И дело было даже не в отдаче Синая и не в оккупации Южного Ливана. Дело было в том, что Бегин зашел в тупик. Он понял, что лозунги его жизни - "освобождение Земли Израиля", "возвращение из Изгнания", строительство идеального еврейского общества на Святой Земле - неприменимы на светской либеральной почве. Он понял, что страна под его руководством развивается в направлении "государства всех граждан", лишенного минимальной еврейской составляющей, и единственная альтернатива этому - поднятие религиозного знамени, на которое Бегин был совсем не готов. Так закончилось победное шествие правых светских идеалистов, которые выродились в прагматичную умеренно-правую силу, главная цель которой - ничего не менять.


Религиозные


Уникальным явлением первых израильских выборов было практически полное объединение всех религиозных политических сил. Сионисты и антисионисты, с самыми разными позициями по многим животрепещущим вопросам, они шли на выборы единым фронтом, чтобы придать новорожденной еврейской стране хотя бы минимальный вид настоящего еврейского государства - с соблюдением базовых законов Торы государственными институтами и возможностью для частных лиц свободно исполнять заповеди на Святой Земле. Их список так и назывался: Объединенный Религиозный Фронт. В него вошли: "Мизрахи", "А-поэль а-мизрахи", "Агудат Исраэль" (предшественница "Яадут а-Тора"), "Поалей Агудат Исраэль" и "Внепартийное объединение религиозных". Вне этого списка осталась партия йеменских евреев, которая прошла в Кнессет с одним мандатом, и четыре мелкие партии, которые не набрали достаточно голосов, чтобы попасть в парламент: "Список харедим" во главе с равом Элияу Ки-Товом, "Рабочая религиозная женщина" Товы Санедрай, "Объединенный список религиозных рабочих" рава и профессора Ишаяу Лейбовича и "Список традиционного еврейства" юриста и харедимного общественного деятеля Мордехая Буксбойма.


В общей сложности религиозные партии, которые не прошли в парламент, набрали количество голосов, эквивалентное двум мандатам. Объединенный Фронт получил 16 мандатов и стал третьей по силе фракцией в Кнессете. Если бы объединиться удалось всем религиозным, включая йеменцев, у них было бы 19 мандатов и они сравнялись бы по силе с МАПАМом. Впрочем, Бен-Гурион и так взял их в коалицию вместо МАПАМа: последний был слишком опасным конкурентом, чтобы давать ему власть.


Интересно сравнить электоральную силу религиозных тогда и сейчас. За прошедшие 70 лет религиозные партии многократно делились и перетасовывались, и к настоящему времени представлены тремя относительно крупными объединениями: "Еврейский дом" после выхода Беннета и Шакед (по сути, объединение МАФДАЛ и "Ихуд леуми"), которому опросы дают на предстоящих выборах 5-6 мандатов; "Яадут а-Тора" (объединение "Дегель а-Тора" - харедим "литовского" направления и старой "Агудат Исраэль", которая превратилась в представительницу хасидского направления) с 7 мандатами; и ШАС - религиозная партия выходцев с Востока, которая балансирует на грани электорального барьера (4-5 мандатов). Итого 17 мандатов. За пределами электорального барьера пока остаются правые партии "Оцма" и "Яхад"; если они объединятся с одной из более крупных партий, то добавят право-религиозному лагерю порядка 3-х мандатов. Партия "Зеут" Моше Фейглина, которую, правда, трудно назвать "религиозной", также не преодолевает электоральный барьер.


Итого, если все религиозные сейчас объединятся, мы получим около 20 парламентариев от религиозных списков. А 70 лет назад их электоральная сила была - 19 мандатов! Как такое возможно, что за три поколения, с учетом высокой рождаемости в религиозном секторе, его электоральная сила практически не увеличилась?!


Можно предложить три причины. Первая: за религиозные списки на первых выборах голосовали и многие из тех, кто не относил себя к "харедим" или "религиозным сионистам", может даже не считал себя религиозным, но дорожил духовным наследием нашего народа и хотел видеть в еврейском государстве четкую еврейскую составляющую, которую грозили нивелировать социалисты. Тогда религиозные партии символизировали собой эту составляющую и отстаивали ее на национальном уровне. Соответственно, их нельзя было назвать в строгом смысле "секторальными". По прошествии времени, с одной стороны, религиозные партии становились все более и более узко-секторальными, остаивающими интересы только своего базового электората, а с другой стороны - основная масса светских избирателей стала все меньше интересоваться "еврейским лицом" своей страны, и все больше - сытостью, спокойствием и пр. Лозунг "станем как все народы" стал для них более актуален, чем воспитание нового поколения евреев в лоне еврейской традиции.


Вторая причина - то, что самые "ультра-многодетные" семьи в еврейском секторе относятся к кругам, которые традиционно не голосуют на выборах. Они считают, что участие в создании руководящих органов светского еврейского государства - преступление против веры. В последние несколько каденций к этой категории присоединилась довольно большая и растущая группа, получившая название "Иерусалимский раскол" ("Пелег Ерушалми"). Люди "Пелега" игнорируют не выборы, а партию "Яадут а-Тора", и возможно в будущем создадут собственный список.


Третья причина связана с первой. Чем более секторальными становились религиозные партии, тем больше их покидал религиозный электорат, мыслящий в национальном масштабе. На данный момент религиозных и даже ультра-ортодоксальных кандидатов можно увидеть в списках практически всех израильских партий. А за лидерами тянутся и избиратели. Так что на самом деле электоральная сила религиозных действительно растет по экспоненте, но равномерно "рассасывается" по всему спектру израильской политической жизни.


Араб-сионист


В заключение расскажем немного о самом малоизвестном в наших кругах депутате первого израильского парламента. Это лидер "Демократического списка Нацерета и Махозы", получившего 2 мандата - герой "Хаганы", араб, мусульманин и сионист Сиф Альдин Аль-Зуаби (да, родственник той самой Ханин Зуаби…).


Сиф был старшим сыном шейха влиятельной хамулы Зуаби, проживающей в Заиорданье и в районе Нацерета. Закончив среднюю школу в Нацерете, попросился в "Хагану" и служил там в разведке. Местные органы арабского самоуправления приговорили его к смерти, и несколько раз он чудом спасался от попыток ликвидации. Во время Войны за независимость он использовал весь свой авторитет наследника шейха, чтобы уговорить свою хамулу встать на сторону евреев. Этим он спас от уничтожения несколько арабских деревень.


После создания государства он сформировал арабскую партию демократического толка и прошел в Кнессет первого, второго и третьего созыва. В дальнейшем был мэром Нацерета и занимал еще несколько важных постов (в том числе - вернулся в Кнессет), неизменно ставя своей целью примирение арабов и евреев на базе еврейского демократического государства.


Однако идеалам Сифа Зуаби не суждено было прижиться на арабской почве. Новая арабская элита, получившая образование в лучших израильских университетах, сделала политическую ставку на национализм, сепаратизм и экстремизм. Нынешние арабские депутаты называют евреев не иначе как "фашистами" и "оккупантами", и гораздо более похожи на делегатов "палестинской автономии" в Кнессете, чем на израильских парламентариев. К слову, их в нынешнем парламенте гораздо больше, чем в первом, что говорит как раз о высокой интеграции арабов в израильское общество, а следовательно - о гораздо более высоком уровне жизни, что в корне противоречит теории "левых" о том, что интеграция и повышение уровня жизни уменьшит арабский экстремизм. Видимо, дело не в уровне жизни, а в том, какие именно круги израильского общества "абсорбируют" арабское меньшинство. Это - светская академия и различные левые движения и фонды (в том числе иностранные), которые как раз и прививают им идеи "оккупации" и "национального засилья", сознательно или неосознанно формируя арабскую интеллектуальную элиту с крайне-антиизраильскими настроениями.


Единственное, что может, на наш взгляд, разорвать этот замкнутый порочный круг насилия и ненависти, это предложение израильскому обществу принципиально других идеалов - тех самых, в которых не осмеливался признаться себе Бегин. Предложение построить страну на базе служения Единому Б-гу, в Которого верят и евреи, и арабы. Протянуть друг другу руки для создания действительно идеального общества, исполняющего волю Творца мира (о том, что Б-г отдал Святую Землю сынам Израиля, написано и в Коране).


Но это же религиозный диктат! Мракобесие! Средневековье!..

Или - единственно возможное мирное будущее еврейской страны...